Воспоминания ветеранов

В.И. Амелина вспоминала:

   

«В июне 1967 года будучи студенткой 4 курса ВЮЗИ я была приглашена на работу в краевую прокуратуру в отдел по надзору за рассмотрением уголовных дел в судах. Прокурором края был  удивительно красивый во всех отношениях  человек – Пономарев Георгий Николаевич. Я не была знакома с  работой в УСО, но побывав на беседе у Пономарева Г.Н. видя с каким уважением и любовью он относился к профессии прокурора, как он рассказывал о роли прокурора, я согласилась работать в прокуратуре, хотя сомневалась в своих возможностях справиться с этой работой.

Пономарев Г.Н. проявлял заботу о своих подчиненных, знал каждого работника, его интересовали и бытовые условия. При необходимости добивался положительного решения вопроса об улучшении нуждающихся в этом, в обеспечении телефонной связью каждого. Мне, как  и моим коллегам по работе, посчастливилось работать  с этим интеллигентным, грамотным прокурором.  Мы, работавшие под его началом, до сих пор вспоминаем этого строгого справедливого человека, прекрасного руководителя.

Теплые воспоминания у меня  о начальнике уголовно-судебного отдела Куликовой Евгении Николаевне, неутомимой труженице, которая, если надо, могла работать, не считаясь со временем, так как из-за загруженности по работе нам не хватало времени справляться со сроками разрешения жалоб граждан, принесением протестов, представлений, так как  закон по соблюдению сроков разрешения жалоб и т.д. неукоснительно соблюдался. Мы не роптали, мы были увлечены работой, мы ответственно относились к своей работе, работали не за деньги, а за высокое назначение роли прокурора в осуществлении надзорных функций по соблюдению законности. В 1969  по моей просьбе я была переведена на работу в прокуратуру Кировского района, поскольку не была удовлетворена знанием работы только уголовно-судебного надзора. Круг обязанностей, как помощника прокурора района, расширился. Это – участие помощника прокурора в суде по рассмотрению гражданских дел, разрешению трудовых, семейных споров, устранению нарушений законов в отношении работающих граждан на предприятиях, учреждениях района путем принесения протестов и т.д. Работа в районе – это постоянная работа с законодательством. Конечно, я, как остальные работники прокуратуры: следователь Соболенко Николай Петрович, Борисенко Леонид Анатольевич не достигли бы соответствующего уровня «практического работника», если бы не помощь прокурора района Черненко Павла Николаевича. Это был грамотный юрист, надежный, справедливый, всегда подтянутый человек. Вызывал уважение всех, кто с ним работал, сталкивался по работе. Он не считался со своим временем, у него не было праздников, выходных. Все убийства, случавшиеся в районе, раскрывались с участием прокурора. Не было при нем случая, чтобы убийство не было раскрыто своевременно «по горячим следам».

Следует отметить, что в районах работали прокуроры, имеющие богатый жизненный опыт, некоторые прошли войну. Дисциплинированность во всем – это была черта характера каждого. Эту черту характера мы, молодые, старались принять как должную в работе. Мы работали не за деньги, а за дело, которому мы посвятили жизнь, за любовь к своей профессии.

В нашей памяти останутся навсегда прокуроры Стецкий Михаил Петрович, Усманов Рашид Нурисламович, Сац Морис Иосифович, Малицкий Аксентий Степанович и другие, которые посвятили свою жизнь трудной, но такой нужной работе по укреплению законности в нашей стране».


Об авторе:

Валентины Ивановны Амелиной уже нет среди живых   -  и мы скорбим о ее безвременной кончине. Она хотела и надеялась на жизнь и счастье, но судьба распорядилась по-другому. Вечная ей память.  Незадолго до того, как лечь на операцию, Валентина Ивановна представила нам свои воспоминания, которые ранее мы использовали при издании книги «Служим Закону».  


Л.Борисенко вспоминает:


«Стать юристом я решил после окончания 9 класса. Для поступления на дневное отделение юридического факультета Дальневосточного университета необходимо было иметь 2 года трудового или армейского  стажа. Поэтому в 1964 году я перешел в вечернюю школу и стал работать на Бикинском лесозаводе мебельщиком.

В 1966 году закончил 11 классов одновременно с теми, с кем учился в средней школе, заработал двухгодичный трудовой стаж и поступил в ДВГУ на юридический факультет.

В 1970г после окончания 4 курса проходил четырехмесячную практику в прокуратуре Центрального района города Хабаровска. Мне оставался еще один год учебы в университете, но по предложению прокуратуры Хабаровского края с согласия коллегии был назначен без стажировки следователем прокуратуры Индустриального района города Хабаровска.. Моими учителями стали прокурор района Полынцев  Д.Н., следователь Петраченко Л.М. Окончив дневное отделение университета по индивидуальной программе в 1971 году, я попросил прокурора края Пономарева Г.А. перевести меня следователем прокуратуры Кировского района  в связи с проживанием в этом районе, что усложняло своевременное мое прибытие на место происшествия в Индустриальный район.

При моей работе в прокуратуре Кировского района в 1972 году вызвал меня заместитель прокурора края Сац М.С. и сказал, что Генеральная прокуратура взяла на контроль жалобу родственников умершего отца. В 1970г в соседнем с прокуратурой здании в организации на первом этаже стал подтекать бетонный потолок. При вскрытии расположенной выше квартиры был обнаружен труп. Вскрытие ничего криминального не дало, однако родственники, прибывшие из Москвы на похороны, заявили, что отца убили, т.к. золотые зубы, которых у  него был полон рот при жизни, отсутствовали после смерти. Сац М.С. дал указание возбудить уголовное дело, провести расследование, т.к. их неоднократные отписки жалобщиков не удовлетворяли.

После эксгумации, которую провели под Новый год и все сложности описывать трудно, эксперты дали заключение: зубы вытащены из трупа посмертно. После допроса всех лиц, имевших контакт с трупом, осталось бюро судмедэкспертизы. В день помещения трупа в морг дежурил санитар, который позднее был осужден за другое преступление. Съездил в ИТК в город Амурск, допрос в зоне ничего не дал, поэтому этапировал санитара в ИВС в г.Хабаровск и стал с ним работать. Никому из работников УВД это «преступление» не было нужно, поэтому 10 дней пришлось в камере работать одному. Санитар признался, что когда труп поместил в холодильник, то вытащил зубы. После этой информации в Генпрокуратуру жалоба была закрыта.

В 1975г в связи со строительством БАМа была введена должность зонального прокурора по надзору за следствием в прокуратурах районов, где проходила стройка, и я был назначен на эту должность в прокуратуре Хабаровского края. Поднадзорными стали прокуроры Верхнебуреинского, Солнечного, Комсомольского, Ленинского и Центрального районов г.Комсомольска-на-Амуре. В 1979г после окончания института повышения квалификации  руководящих кадров Прокуратуры СССР был назначен заместителем начальника следственного управления прокуратуры Хабаровского края. Начальником следственного управления, заместителем прокурора края был Деваев Ибрагим Измаилович. Со дня прихода в прокуратуру края он был моим постоянным учителем и наставником при совместных командировках по краю и ЕАО с проверками. «Щепетильные» дела, которые поручал крайком партии, не подлежащие огласке, расследовали вместе. Секретарем в отделе работала Демченко В., прокурором отдела Хрущева Т., Бояркина Н., Болдышева Н., Нем В.

В 1981 году Деваева И.И. вызвали вечером в крайком КПСС, он сказал, чтобы я его дождался. Где-то около 22 часов Деваев И.И. вернулся  и озадачил: «Черный А.К. дал указание расследовать факт приписки объемов сданного государству картофеля в южных районных края». Для работы мне выделили домик в пос.Могилевка района им.Лазо. Приглашенный на допрос бывший первый секретарь райкома КПСС  отказался явиться, объяснив по телефону, что награды он получал от партии и, если их заслужил, то никто не имеет права подвергать это ревизии. При упоминании фамилии Черного А.К. он рассказал, что комбинацию с приписками секретари первичных организаций КПСС южных районов (Бикинского, Лазо, Вяземского)  совершали таким образом: сдаваемый государству картофель в счет выполнения плана закладывали в семенной фонд на хранение на склады, а весной этот картофель выкупали и засаживали. Ордена и медали остались на груди, а ответственность за приписки через несколько лет отменили.

Для раскрытия тяжких преступлений в крае была выработана следующая тактика. Каждый день с утра я созванивался с прокурорами районов, где не были раскрыты убийства за сутки, и они докладывали о ходе следствия. Если до обеда перспективы на раскрытие не было, выезжала следственная группа. Старшими следователями работали: Мельчаков А., Топоровский В., Чмаров В., прокурор-криминалист Астафьев А.

Уголовный розыск УВД края возглавлял Кос Я. – высокий профессионал. Оперативными работниками были  Пинегин А., Колотвин Ю., Еремин Г. По прибытии в район наша группа пополнялась следователем прокуратуры района и оперативными работниками райотдела. В командировке находились до раскрытия преступления и закрепления доказательств. Такая тактика позволяла повышать раскрываемость,  и этим мы учили районных следователей прокуратуры и оперативных работников райотделов. Чем больше знаний они получали при совместной работе с нашей группой, тем меньше нам приходилось помогать им. В 1981 году в крае не было раскрыто только 3 умышленных убийства. Положительный опыт работы этих групп МВД СССР  опубликовало в служебной печати.

В то же время, когда я стал писать представление на присвоение классного чина старшему следователю Чмарову В., то обнаружил, что он за 3 года не закончил расследованием с направлением в суд ни одного дела. Все группы постоянно находились в командировках и приезжали в Хабаровск только для переоформления другой командировки.

Однажды мне позвонил прокурор Верхнебуреинского района  и сообщил, что гражданин КНДР, работавший на лесозаготовке, написал явку с повинной по нераскрытому убийству сторожа магазина в одном из поселков. Ввиду большого объема дел, он попросил оказать помощь. Все следственные группы были в командировках, потому вместе с экспертом УВД края вылетел в Чегдомын. При осмотре места происшествия  с  участием подозреваемого были установлены противоречия его показаний с  результатами первоначального осмотра места происшествия. Через несколько дней он признался, что оговорил себя, чтобы избежать наказания за преступление, совершенное в корейской бригаде на лесозаготовке. «Самооговорщика» передал корейским властям, а убийство было раскрыто на следующий год.

В 1982 году по моей просьбе прокурор края Малицкий А.С. перевел меня на должность заместителя прокурора города Хабаровска. Необходимость перевода я объяснял тем, что мне нужно вступить в партию, а я был на очереди третьим в аппарате. Через год мое желание горком КПСС удовлетворил.

В 1990 году уволился из органов прокуратуры из-за конфликта с прокурором края Степанковым В.

Пять лет проработал во внешнеэкономической ассоциации, и это мне пригодилось при надзоре за таможней и расследовании дел о контрабанде, так как с  февраля 1995 года я  вернулся в органы прокуратуры, стал работать в  Дальневосточной транспортной прокуратуре. Работал прокурором отдела, следователем по особо важным делам. Пример положительного взаимодействия с Управлением по борьбе с  организованной преступностью: выехал в г.Находка, где следователь транспортной прокуратуры вымогал взятку от коммерсанта. О моей командировке знали только прокурор Баляба В.П. и его заместитель Нем В.Ю. Для технического обеспечения  подключили отделы по борьбе  с организованной преступностью края и города. Прослушивание телефонов (с санкции суда) они начали только через неделю ввиду отсутствия у них денежных средств. После получения взятки на автовокзале мы следили на трех автомобилях, следователь поехал на служебной автомашине с водителем и группа преследования его потеряла. В течение двух часов его искали по городу. Задержали следователя случайно на рынке, и, пока его везли ко мне в райотдел, приехавшие в командировку оперативники рассматривали в окна автомобиля город, а он сбросил валюту под сиденье, хотя был в наручниках. Позже нашли валюту. Факт взятки был доказан.

Когда в 1995 году разбился самолет ТУ-154, и погибло 98 пассажиров с экипажем, я трижды вылетал на осмотр места происшествия, где прожил  с разными членами группы 16 дней. С сентября 1995 года работал Хабаровским транспортным прокурором и в декабре 2000 года ушел на пенсию в связи с предстоящей ликвидацией аппарата Дальневосточной транспортной прокуратуры.

Своих детей – сына и дочь со школьной скамьи знакомил с работой в органах прокуратуры. Сын также закончил юридический факультет ДВГУ. После окончания университета сын работал следователем  в природоохранной прокуратуре, в прокуратуре г.Амурска. В настоящее время работает председателем Уссурийского гарнизонного военного суда. Дочь закончила юридический факультет ДВАГСа, всегда хотела поступить в органы прокуратуры, но в связи с тем, что нет свободных вакансий, несмотря на неоднократные мои обращения по поводу трудоустройства в отдел кадров прокуратуры Хабаровского края, места не нашлось. На данный  момент работает в арбитражном суде Хабаровского края. Мой брат заканчивал также ДВГУ, сейчас работает заместителем прокурора Магаданской области». 

От админа: Светлая память Л.Борисенко.


Сайт самостоятельно
на Nethouse