Статьи

Г.И. Бобровник вспоминает

Г.И. Бобровник  вспоминает: 

«В прокуратуру Железнодорожного  района  я  пришла в 1981 году  и по 1985 год работала в должности следователя.  В прокуратуре было восемь штатных единиц оперативного состава вместе с прокурором – заместитель, три помощника, три следователя.  Девятой боевой  единицей была заведующая канцелярией. 

Направлений прокурорского надзора было отнюдь не меньше, чем сейчас, уголовных дел – существенно больше. В таких условиях не было иной возможности плодотворно работать иначе, чем,  опираясь на взаимную поддержку и взаимовыручку. Именно чувство коллективизма помогало становлению каждого из работников, именно оно осталось в памяти, более того, коллектив сформировал добрые человеческие отношения, которые я и мои молодые тогда коллеги сохранили до сих пор.

Молодой прокурор Валерий Иванович  Кшевин, которому было 27 лет, возглавил один из самых больших районов города Хабаровска. Молодой заместитель, вначале  помощник прокурора – Топоровская Ольга Андреевна. Два опытных помощника, по восприятию того  времени, пожилые, то есть почти 40 летние, Анферова Галина Никандровна, впоследствии ставшая судьей Хабаровского краевого суда и Харченко Валентина Георгиевна, долгие годы проработавшая в отделе крайпрокуратуры по поддержанию гособвинения.

Следователи 24 и 22 лет:  я,   Бобровник Галина Ильинична, и Беккер Татьяна Львовна. Был у нас  и опытный старший следователь Савин Михаил Кузьмич.

Никогда и ни при каких обстоятельствах помощники и следователи не подводили друг друга. Это касалось и дежурств, и написания протестов по уголовным, иногда и по гражданским делам, и проведения общенадзорных проверок.

В суд поддерживать обвинение ходили тогда все, включая следователей, которые первый год стажировались по всем направлениям прокурорского надзора.

Каждый член коллектива  был в курсе происходящего по всем направлениям деятельности прокуратуры – не из досужего любопытства или от нечего делать, а понимания своей ответственности за общий  результат.

Приведу показательный пример взаимодействия наших сотрудников в прошлые годы. В дачном домике  в районе  малого аэропорта вмерзшим в лед в подполье был обнаружен труп Сыстерова – сторожа садоводческого  товарищества. Смерть его наступила от множественных повреждений черепа, туловища, разрывов внутренних органов. Труп обнаружил хозяин дома, приехавший проверить свой дачный участок. Декабрь, сильный мороз, полное отсутствие свидетелей. На место происшествия выезжала и расследовала  дело я.

Обстоятельства обсудили вечером в прокуратуре с участием всех сотрудников отдела. Помощник прокурора Галина НикандровнаАнферова вдруг вспомнила, как неделю назад к ней, дежурной по прокуратуре, обращалась женщина с заявлением об изнасиловании в районе дач малого аэропорта. Письменного заявления она не оставила, выглядела весьма странно, вышла покурить и не вернулась.   Связи с убийством, иных совпадений, кроме места – обширно расположенных дачных товариществ в районе малого аэропорта – явно не просматривалось. Но поиски потерпевшей в конечном итоге привели к раскрытию убийства при отягчающих обстоятельствах, которое совершили Коновалов, Ходырев и она, та пострадавшая. По этому делу  краевым судом была применена исключительная мера наказания – расстрел.

Возможно, преступление  раскрыли бы и без «нужного» воспоминания Галины Никандровны,  но для этого явно понадобилось бы больше времени.

Это лишь маленькая иллюстрация к вопросу о  духе коллективизма в прокуратуре в то время и осознания каждым  себя как части  общего дела.

После перехода Г.Н. Анферовой, В.Г. Харченко в краевую прокуратуру, на их места пришли молодые  Лихачева Маргарина Иннокентьевна и Матухно Лариса Владимировна – обе впоследствии стали судьями сначала районного, затем краевого суда. А вот я и Т.Л. Беккер со стажем работы два года и год  перешли в разряд «опытных» сотрудников, стали поучать и воспитывать «молодежь». Передался им и тот дух коллективизма и взаимопомощи, который был сформирован до их прихода, поощрялся и развивался  прокурором.

В.И. Кшевин  имел собственное мнение и  при всей его неуступчивости и,  казалось бы, авторитарности,  был открыт   для обсуждения любых вопросов с каждым из сотрудников коллектива. Мог объяснить, почему он принял такое решение, находил неожиданный подход к  разрешению самых запутанных ситуаций. Конечно, решение он принимал сам, и часто не то, которое нам казалось правильным, но его,  по сути, демократический  стиль управления, который опирался на высокую сознательность и ответственность каждого, дал нам много и сформировал у нас, как личное профессиональное достоинство, так и потребность уважать  чужое мнение.

Несмотря на тяжелые условия, работу зачастую сутками – и это не слова – воспоминания о работе в прокуратуре Железнодорожного района только положительные.

Как любому человеку, на память приходят и мелкие радости следователя, и забавные ситуации – если, конечно, их так можно назвать.  Из удач сразу вспоминается ценная находка: на расстоянии почти 3 км от места совершения убийства в питомнике им. Лукашева на трамвайной остановке во время проверки показаний обвиняемого обнаружили часть шнурка, которым он задушил потерпевшую – даже при внешнем осмотре   найденной на трупе части шнурка было очевидно, что они составляли единое целое. Еще было необыкновенное совпадение, когда у каждого из трех насильников и потерпевшей были разные группы крови и выделения всех были обнаружены экспертами-биологами. До сих пор помню,, как позвонила заведующая  биологический отделением БСМЭ, ныне покойная, Татьяна Яковлевна Ляпина,  и сообщила  такую приятную новость, которая привела в восторг всех экспертов.

Еще помню, как на месте происшествия – было очень холодно даже в машине – отказывалась писать шариковая ручка. Тогда все оперативники по очереди ее согревали и выдавали ручку  на короткий промежуток времени до очередного замерзания.  Я же  долгое время с тех пор возила с собой простой карандаш – на всякий случай.

Годы профессионального становления всегда особенно запоминаются и учат на всю жизнь. У  меня это происходило во время работы в прокуратуре Железнодорожного района.

В те годы  не определяли лучший коллектив, и я не знаю, заняла бы какое-либо место наша прокуратура. Но вот лучшим следователем Хабаровского края по итогам работы за 1984 года меня признавали, даже наградили ценным в ту пору подарком – немецким сервизом, из-за ценности которого я им не пользовалась – так и стоит до сих пор в коробке.  Цела  и фотография, которая висела на Доске почета в краевой прокуратуре.

За четыре года работы в районной прокуратуре вспомнить можно многое, но у прокуратуры Железнодорожного района теперь другая, новая и новейшая история. Совсем другая, чем была у нее и ее коллег.

С наилучшими пожеланиями удачи, профессиональных свершений  коллективу прокуратуры Железнодорожного района следователь прокуратуры Железнодорожного района; прокурор следственного управления прокуратуры Хабаровского края; старший помощник прокурора Хабаровского края; руководитель организационно-контрольного отдела Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по  Хабаровскому краю».

Сайт самостоятельно
на Nethouse